velarysolnce
Что-то задрожало в ней, какая-то далёкая, сладостная мысль или воспоминание шло к ней на мягких, ласковых лапах, шло и уклонялось, шло и не приходило, а Нюре было хорошо уже и от одного предчувствия, оттого, что в прошлом было у неё что-то хорошее, непременно хорошее, хотя и неуловимое, неоформившееся и ускользавшее от неё.

Волна покорности мужу, рабьей, самоуничижительной благодарности ему за всё, что было и есть, накатила на Нюру. Всё было в её жизни: и любовь, и радостные тревоги — так ли она всё делает, как хотелось бы Грише? — и весёлая на первых порах жизнь в доме покойного свёкра, пока не родились дети — дочь и сын, пока не начались ссоры и Гриша не ушёл в бакенщики, в независимые, вольные люди. И, быстро перебирая в памяти свою жизнь, Нюра не находила такого дня, когда муж был бы неправ, когда он не думал бы о доме, о детях, об их общей корысти. И любовь была у них — не день, не два, а может, годы, — только в любви можно родить таких удачных детей…

Ты бойся скудную жизнь прожить, вот чего ты бойся. Спохватишься однажды, а жизни не было.

@темы: Александр Борщаговский