velarysolnce
Книги все такие: улица с односторонним движением. Прочитав их, уже не рассчитаешь.

Он пытался сохранить своё детство, как в янтаре, но для этого требовались недетские меры, грозившие лишить его последних остатков невинности. Чем он должен был стать в итоге? Не ребёнок и не взрослый, утративший невинность, но не созревший — это, думаю, и называется монстром.

@темы: Лев Гроссман