Единственная зримая примета власти - недвижно лежащая рядом женщина: голова покоится на его животе, глаза сомкнуты, руки скрыты в широком алом кимоно, полыхающем как пламя на пепельной циновке. Он медленно запускает пальцы в её волосы, словно поглаживая шерстку задремавшего ценного зверька.

Они вернутся. Ведь это так трудно - устоять перед искушением вернуться, не правда ли?

Стократно он искал её глаза, и стократно она находила его. То был особый танец, сокровенный и бессильный.


+5

@темы: Алессандро Барикко