velarysolnce
В нашем обществе принято считать, что философию следует оставить философам, социологию - социологам, а смерть - мертвецам. Я полагаю, что такая точка зрения – одна из величайших и наиболее деспотических ересей нашего времени. Я напрочь отрицаю тот взгляд, что в вопросах, представляющих всеобщий интерес (таких, например, как смысл жизни, природа наилучшего общественного устройства или ограниченность человеческих возможностей), только специалисту позволено иметь собственное мнение, да и то лишь в пределах собственной специальности. К счастью, таблички с надписью "Частное владение. Посторонним вход воспрещен" становятся все большей редкостью в нашей сельской глубинке, зато они по-прежнему растут как грибы вокруг высоких стен, скрывающих наши литературные и интеллектуальные угодья. Несмотря на все достижения науки и техники, наш век – за пределами наших узкопрофессиональных интересов – оказался интеллектуально самым ленивым и безвольным из всех столетий, существовавших в истории. Еще одна цель этой книги – высказать предположение, что основной причиной неудовлетворенности, столь же характерной для нашей эпохи, как оптимизм был характерен для восемнадцатого века, а довольство собой – для девятнадцатого, является именно то, что мы выпускаем из рук наше врожденное и самое насущное из человеческих прав – право на собственное, самостоятельно сформированное мнение по любому касающемуся нас вопросу.

Наша Вселенная - наилучшая из возможных, ибо в ней не может быть Земли Обетованной: нет места, где мы могли бы иметь все, что способны вообразить. Нам предназначено желать: если нам нечего желать, мы подобны ветряным мельницам в мире, где нет ветра.

@темы: Джон Фаулз